Юлeчка (6e_4uvstvo) wrote,
Юлeчка
6e_4uvstvo

Такая боль

Вранье, конечно, но Маша все эти годы ждала своего таджикского папу Толика. Он уехал, когда Маше был год и восемь месяцев. Перед отъездом мы поругались. Было дико больно, но я была рада расстаться и отдохнуть. Прошло время, года два-три. Толик звонил и намекал, чтоб я ему выслала денег на дорогу. Я была обижена и отвечала: "Найди сам". Появлялись сыновья Толика - Машины взрослые братья. Я делала им прописку и мелкие одолжения. Они время от времени помогали по хозяйству. Маша ждала папу. Всегда ждала. Когда он только что уехал - заслышав топот на крыльце, чирикала: "Папа, папа!" Когда чуть подросла и стала связно общаться, кричала в телефонную трубку: "Папа, приезжай, я с тобой играть буду!" Прошло еще время. Толик не ехал. А я не была уверена, что снова хочу быть вместе с ним. Мне все мечталось "встретить хорошего человека", но в глубине души я понимала, что "отец" - это совсем другое. Помню, как в первые дни по приезде из роддома мы как-то раз улеглись отдохнуть - я, Толик и новорожденная Машенька. Я помню это чувство полноты счастья - мы - одна семья, одно целое, навсегда кровно связанные. Шло время. Я оставалась для всех одна и не давала повода таджикским братьям заподозрить меня в неверности "семье". Им порядком надоела роль заместителей Толика по хозяйственной части, и в какой-то момент они, даже верившие прежде, что "папа скоро приедет", стали появляться все реже и реже. А потом я взяла Леру. И через год появился Маха. И это было так выпукло, так очевидно, так вызывающе, что братья мигом испарились - чужой самец на моей территории - это был более, чем веский повод.
Маха не стал отцом моим детям. Он, скорее,был третьим ребенком, и меня это бесило. Но я немного успокоилась. Всё как-то замоталось: новая жизнь, новые люди.
А Маша меж тем ждала папу. В садике она четко поняла, что у других детей папы -есть. Они приходят за ними в садик и возят на машинах. Она предлагала мне сделать нашим папой папу Артема или Кристины или еще кого-нибудь. Я отвечала, что у каждого - свой папа. Просто, наш - далеко, и уже старенький, ему трудно к нам приехать, у него денежек нет. Маша отвечала, что даст ему денежек, чтобы он только был с ней.
Маша становилась старше, и понимала, что живем мы без папы. У других есть папы, а у нас - нет. Я начала страдать от того, что Толик не едет. Маха не мог его заменить, и никто уже не мог. Я так хотела, чтоб он приехал хоть на разрешенные три месяца в году, пообщался с дочкой, что-то для нас сделал, чтобы мы чувствовали его присутствие в нашей жизни. Он посылал Маше с братьями таджикские платьица, и все обещал, что вот-вот работа - и уж скоро. Маша все ждала. Я все яснее понимала, что вряд ли. Был период около года, когда он вообще не звонил и не брал трубку - якобы потерял телефон, потом я его выловила и насела на него. Очень нужна была его помощь по хозяйству. Я готова была уже заслать денег на дорогу - лишь бы он появился. В общем, ничего не вышло. Бесконечные отговорки и обещания. Год  назад брат Муха, два года не выезжавший на Родину, собрался навестить семью, и я хотела отправить с ним Машку недели на три, стала собирать документы, и Маша обрадовалась. Но в последний момент испугалась и стала задавать вопросы типа: "А с кем я там буду?" И я поняла, что - не с кем. Муху мы в последнее время не видели месяцамми, отца она не помнит. Ни с кем ничего общего, опираться не на кого. Одно слово, что своя кровь. И в последний момент я отказалась. Муха "разобиделся", поехав домой, наговорил про меня не знаю уж чего. И семья, считавшая нас "своими", вызверилась. И даже подарка нам отец не прислал. Это было уже полное нарушение приличий и откровенное хамство. Но я вытерпела и это. Летом я пыталась уговорить Толика приехать хоть ненадолго помочь нам. Он даже пошел делать документы, но в последний момент что-то напутал, заболел. Опять, короче, ничего не вышло. Собственно, основная песня была, что ему нужно доработать до пенсии, а уж там-то он будет свободен, и уж тогда-то... Я постаралась поверить и в это. В январе он отметил юбилей. И я позвонила в очередной раз. Он клятвенно обещал за пару месяцев все оформить и рвануть к нам. Даже сам позвонил на Машин День Рождения. Даже братья позвонили. И было у меня такое чувство, что все на мази. И вот-вот. Он разговаривал с Машей и обещал, что уж летом-то точно. И вот настало лето, Маша, снова тревожно спросила, когда приедет папа? Что я могла сказать. Все телефоны недоступны.
И тут Маша, наконец, осознала. Заплакала и сказала: "Он опять обманул. Он никогда не приедет. Он обещал летом, а уже лето, и он не приехал! У меня нет папы. Я выросла, а он так и не приехал!" Это было дико больно. И я позволила ей это прореветь. Когда-то, в мои семь лет, я так же осознала, что мой папа никогда не приедет, что я ему не нужна. И ревела у мамы на кухне, а она только приговаривала: "Поплачь, поплачь!"
Нет ничего страшнее для ребенка, чем потерять доверие к миру, любовь и привязанность.
Tags: дети мои, сердцу не прикажешь
Subscribe

  • Love

    Сходила опять на разговорный. Все лучше слышу, все больше понимаю. Даже местами свово любимого мальчика, который тараторит как из пулемета и все…

  • Правильное чтение

    Зашла в книжный за тем, за сем. И внезапно купила вот такую книгу: Видимо, перед 23 выставили на видное место. Подумала, что нынешнее мутное…

  • Еще немножко фоток

    Ловите момент. Не каждый день у меня рука на это поднимается. Подарки от Весты Пока готовила рождественский урок, раскопала свои старые вязашки.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments